Публикации Земельно-культурные автономии единой (унитаристской) Украины


Нынешнее бурлящее состояние Украины показывает то, что существовать «по-старому она уже не хочет», а жить «по-новому не может», потому что совсем не знает как . При этом её «правители» пытаются всех насильно удержать в рамках старой унитарной парадигмы, тем самым порождая всеобщее недовольство и надвигающийся раскол страны, которого население не хочет допустить. Ситуация становится патовой и тупиковой в основном от нежелания «властей» прошлых и настоящих искать новую модель сосуществования субъектов в украинском государственном образовании. Во многом из-за слабого желания замечать очевидное и искать компромиссы или практически полностью из-за неспособности предлагать решения, а главное их осуществлять в дальнейшем, именно на нынешних «украинских правителях» лежит вина за отделение Крыма и присоединение его к России. На них же и теперь ложится прямая правовая ответственность за эскалацию конфликта на юго-востоке Украины. Здесь ещё пока и не столь массово звучат призывы об отделении от Украины, но как это и было в Крыму, «процесс пошёл» и он нагнетается самими «властителями». В самом же юго-востоке настойчиво звучат голоса большинства населения об их самоопределении и автономии, подтверждаемые конкретными проявлениями неповиновения и прямого захвата власти на местах. Жёсткое удержание Украины в строго унитарном состоянии неизбежно приведёт к её неминуемому распаду. Целостное состояние страны может достигнуто лишь созданием на её территории нескольких земельно-культурных автономий с максимальным набором их прав и обязанностей в составе единого унитаристского государства, которому автономиями делегируются общие и центральные функции. Но прежде всего и всем, необходимо уяснить сущность предполагаемой земельно-культурной автономии как таковой и принять её основные постулаты и преимущества, постепенно убирая возникающие недоразумения и снимая проявляющиеся недостатки.
Феномен данной автономии сам по себе вытекает из полного научного определения автономии как таковой и включает её философский, психологический и правовой аспекты. Так с философской точки зрения автономия определяется собственным разумом и совестью как самостоятельное бытие и способность общества к самоопределению на основе собственных установлений. Она позволяет себе, сохраняя достоинство и ответственность, быть свободной от произвола и диктата власти и иметь самодостаточность для преодоления неприятностей. Психология же открывает в автономии парный смысл, по механике действия который основан на скрытой и частичной несамостоятельности с одной стороны, и видимой и полной независимости с другой в тесной их взаимосвязи и во взаимном их перетекании. А в правовом понимании, автономия — это совокупность собственных норм и правил, осуществляемых в определённых пределах.
Земельно-культурная же автономия при довольно свободном правовом её толковании определяется как «самоисполнение общего правила» и проявляется как следствие наступившей де-факто децентрализации государственной власти. Она выражается в определенной форме нормативно-правового установления своего внутреннего общественного порядка и передачи отдельных общих для других автономий прав и функций государству, состоящему из земель-автономий. Где каждая из них имеет свой свод установлений, утверждённый своим же представительным органом. Она автономно определяет функции и структуру своих исполнительных органов, которые в пределах своей же компетенции формально полностью независимы от центральных государственных органов, но фактически на них возлагается исполнение общих государственных правил. Земельно-культурные автономии могут предполагать их дальнейшее дробление на громады или общины, которым непосредственно ними и передаётся право местного самоуправления. Но общее же государственное устройство при этом предполагается двухступенчатым, состоящим из земельного и государственного уровней.
При этом общая конституция или государственный договор закрепляют точное распределение всех полномочий: своих земельных и общих делегированных. При этом общественная жизнь и само существование государства определяются в основном общими для всех правилами, а сами граждане – практически всегда и как правило нацелены на исполнение своих же земельно-культурных установлений и решений местного самоуправления, действующего в полном соответствии и по поручению автономий. Такое распределение полномочий позволяет объединить многие преимущества централизованного государства и автономного устройства земель. При этом отдельные граждане в повседневной своей жизни имеют в основном дело с земельно-культурными автономиями. А вот общие основы экономической и социальной политики государства обеспечивают схожесть жизненных условий всех граждан и регулируются они в основном централизовано. Вместе с этим земельно-культурные автономии обеспечивают реализацию большей части всего потенциала управления. С одной стороны они не только исполняют свои установления, но и кроме того ещё и соблюдают большинство общих правил. А в широко очерченных своих установлениях они усматривают компенсацию за переданное ними право принятия этих общих правил, которые касаются, прежде всего общегосударственного принципа земельного территориального разделения, осуществляемого на основе культурной идентичности большинства жителей автономии.
Сама же культурная составляющая автономии слагается воедино из общих смыслов, идей, языка и институтов, присущих жителям данной земли, способной самостоятельно реализоваться через весь комплекс преимуществ земельно-культурной автономии. Особо выделяется такой её социально-культурный феномен, как богатая множественность и многогранность смыслов этого созидательного явления. Ведь действительно и совсем недостаточно культурную автономию рассматривать только как некий общий либеральный, демократический принцип, описывающий положение в обществе лиц, принадлежащих к определённым национальным группам. Более глубокий её смысл связан со своеобразной сущностью и формой организации особенной жизни ментально близких людей в ней. Такие своеродные и самоуправляемые корпорации, связаны общей историей и традициями. И они как явление в Украине довольно распространены. Но вот юридическое закрепление и формальное признание государством автономии было лишь в Крыму, да и то практически без фактического её наполнения. Особый же смысл культурной автономии и заключается в моральном праве лица принадлежать к своей ментальной группе, сформировавшейся на собственных смыслах, устоявшихся нормах и исторических традициях исконно своей земли, которые и задают свою систему природных и родственных связей, а также которые и позволяют называться земляками. Сама же культурная автономия – это не только наличие права издавать книгу на своем родном языке, получать соответствующее образование, ходить в церковь, синагогу или мечеть, но и наличие постоянной гарантии всего комплекса самостоятельных прав определённой земли, как культурной общности со стороны государства. Она включает не столько «куцую» практику прошлого её «одноразового» правоприменения в Крыму, сколько повсеместную перспективу полного проявления всех созидательных смыслов культурной автономии.
Смысловое многообразие культурной автономии и системный подход к его изучению позволяют, прежде всего, провести объективный анализ существующего состояния былой целостности отдельных земель Украины и ментальной общности их современных жителей. Характеристикой земли в целом, которая способом выделения присущих только ей черт и фиксацией особенностей поведения её жителей сама возрождает её культурную автономию. Даже выговор и язык, а также проявление особых словесных конструкций является неотъемлемой частью культурной автономии, которая даже на лингвистическом уровне проявляет всю совокупность природных родственных связей данной земли. Самодостаточная же культурная автономия — это ещё и прежде всего особая организация жизни людей, которая приобретает права и создает им дополнительные возможности дляих же самореализации.
До настоящего времени культурной автономии в Украине как общему гуманитарному принципу государственной политики недостаточно уделялось внимания. А именно наличие и степень развитости этого принципа – как в намерении, так и в действии – задает границы и ставит пределы для прав, а также открывает возможности и преимущества культурной автономии для организации её самодостаточности. И самое главное, накладывает ответственность на государство и обязательства на общество в целом за реализацию природного права жителей автономии на самоопределение, а персонального права личности – на её самореализацию.
Так вот хотелось бы заметить, что культурный аспект автономии, во всех его трех смыслах практически полностью игнорируется «властями» Украины. А ведь это – важная функция не столько в политическом плане, сколько в деле обеспечения социальной стабильности и общественной безопасности всего государства, что уже и подтверждается на юго-востоке страны. И далее, следуя логике и соглашаясь с очевидными аргументами, можно смело сделать главный вывод о том, что земельно-культурная автономия в нынешних украинских условиях и на давно имеющемся историческом багаже, а также теоретической и практической будущей её перспективе, была когда-то и будет теперь самой привлекательной для народа и полезной для общества, а также необходимой для сохранения всего государства, сущностью и формой его земельно-культурного унитаристского устройства.
Переданные в распоряжение автономии властные и экономические ресурсы, а также её самостоятельное культурное развитие становятся, таким образом, перспективным ресурсом для возрождения всего государства.
Ещё одним значимым фактором является способность земельно-культурной автономии сформировать собственную систему жизненной самодостаточности – самовыживания, самообеспечения и самоорганизации. Включение данных аспектов жизнеспособности автономии ещё в 1996 году позволило единственному в Украине академику економ-географу Паламарчуку М.М. составить её позитивный общественно-территориальный баланс. И на основе им же сделанных выводов о самодостаточности автономий группой учёных была предложена карта земельно-культурного районирования, включающая несколько макрорайонов или автономных земель, способных к расширенному воспроизводству в целостном государственном комплексе Украины.
Таких самодостаточных современных макрорайонов 6: Центральный( Киевская, Винницкая, Житомирская, Хмельницкая, Черкасская и Черниговская области) с центром в Киеве; Донецкий (Луганская и Донецкая области) с центром в Донецке; Западный (Львовская, Волынская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Ровенская и Тернопольская области) с центром во Львове; Приднепровский (Днепропетровская, Запорожская и Кировоградская области) с центром в Днепропетровске; Причерноморский (Одесская, Николаевская и Херсонская области) с центром в Одессе; Харьковский (Харьковская. Полтавская и Сумская области) с центром в Харькове.
А вот земельно-культурных автономий может быть 8 и названия их ближе к их природной ментальности, чем просто к географическому расположению: Полесье (Киев, Чернигов, Житомир); Подолье (Винница, Хмельницкий, Черкассы ); Запорожье (Запорожье. Днепропетровск. Кировоград); Донбасс ( Денецк. Луганск); Слобожанщина ( Харьков. Послтава, Сумы); Причерноморье (Одесса, Николаев. Херсон); Галичина (Львов. Тернополь, Ровно, Луцк); Гуцульщина ( Ужгород, Черновцы, Ивано-Франковск).
Теперь посмотрев на карту Украины как бы со стороны, на ней самостоятельно проявляются явные преимущества и неявные возможности её будущего социально-экономического макрорайонирования или земельно-культурного устройства.
Следовательно, изменяя сам подход к административно-территориальному и политическому делению страны от жёстко унитарного к земельно-унитаристскому устройству — Украина показывает то, что сама может жить «по-новому», потому что знает как и совсем не хочет существовать «по-старому».
Правила жизни страны меняются, изменится и сама её жизнь. Предложенный анализ феномена земельно-культурной автономии может изменить весь общественно- политический дискурс в Украине уже потому, что бытующие ныне представления о её унитарности неизбежно ведут её к краху, а единство земельно-культурных автономий, – это неотъемлемая перспектива её могущественного будущего.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.