Публикации Ущербный национализм и украинский неофашизм. Валя Янко


Эти сущность и форма сами по себе вытекают из определения этих явлений , но проявляются они насажено и уродливо именно из-за самой искусственной природы своего возникновения и внешней поддержки дальнейшего своего существования. Так вот, если исходить из сущности национализма, которая заключается не только в некой идеологии того, что сама нация является высшей формой общественного единства, но и в политике её первичности в организации государства, то появляется потребность в более осмысленном подходе к понятию нации как таковой.
На́ция (от лат. natio — племя, народ) — социально-экономическая, культурно-политическая и духовная общность индустриальной эпохи.
Так звучит общепринятое определение нации, как общности именно индустриальной эпохи, в широком понимании её: либо, как совокупности граждан одного государства; либо, как этнической группы с общим языком и самосознанием. И в этой связи хотелось бы отметить то, что индустриальная эпоха уже сменилась постиндустриальной. А постиндустриальная – пост-постиндустриальной, характерной особенностью которых стало стирание значения границ государств в плане взаимопроникновения их граждан, а также масштабного распространения языка и сознания отдельных лидирующих этносов. Именно в этом и кроется первичная ущербность национализма, порождающего исключительное чувство превосходства одной нации над другими, а также приводящего к стремлению реализации этого превосходства путём поглощения или порабощения одной нации другой. Но опять, же этот анахронизм является лишь порождением ушедшей индустриальной эпохи и его остаточные проявления, хоть и достаточно яркие, не могут быть эффективными и продолжительными.
Совсем иное звучание и первородное значение имеет народ, который имеет общие исторические корни, кровное родство и является производным от слова народиться, а также в старославянской транскрипции звучит, как «языци». А вот слово нация скорее производное и близкое английскому «nation», да и Англия первой в истории вошла в индустриальную эпоху и вместе с англоязычной Америкой из неё выходить пока не очень собирается, навязывая всем без исключения свой язык, доллар и миропонимание, что не является синонимом самосознания. Народ же в основе своей определяется общностью происхождения, языка, культуры, территории, веры или в целом общностью самосознания и в узком смысле нации он может быть многонациональным, а вот нация многонародной быть никак не может. Поэтому националистические идеи исключительной верности и преданности лишь своей нации, а также развитие узко националистического сознания такой исключительности порождает ущербную идеологию, основанную лишь на эксплуатации этого ограниченного сознания.
Сама же идеология национализма и закрепляет, прежде всего, существование наций, как автономных, самодостаточных, и как бы поделенных законами природы единиц, а не народов, обладающих полнотой самосознания и общности существования. И сами же разделённые нации, и позволяют властвовать одной из них над другими, формально утверждая их суверенное право на самоопределение, умелое пользование которым и позволяет разъединять народ и разваливать многонациональные сильные государства, превращая их в мелкие осколочные узко националистические «анклавы», требующие внешнего покровительства.
Первичность одной нации в государствообразующем процессе становится доминантой его легитимизации и источником всей политической власти, которая подавляет многонациональный народ, вознося себя в элиту. Тем самым национализм навязывает только общность своего языка и только своей культуры для всего населения государства, с которыми и отождествляется единственная возможность для индивидуальной самореализации. Язык и культура нетитульной нации предаётся забвению и со временем стирается в общественном сознании, являясь признаком отсталости и низкосортности. Достигается некое искусственное единообразие мыслей, целей и поступков, подчиненное интересам одной титульной нации, а не всего народа. Преданность индивида национальному государству становится превыше индивидуальных или других групповых интересов и главная задача такого государства – это постоянное законодательное укрепление его искусственной легитимности. Его граждане должны получать формальное образование, необходимое для участия в жизни титульной нации, а также для идентификации лишь с её культурой, историей и языком. Национализму чужда идея равенства наций и им же поощряется неравенство граждан перед законом, определяемое принадлежностью к титульной или второсортной нации.
В представлении националистов, титульные нации могут ощущать себя палачами, а все другие — чувствовать себя жертвами. Нация также соединяет настоящее её поколение с её прошлыми претензиями и обидами, но не имеет будущего, ибо ради её спасения и утверждения требует от поколения пожертвовать своей жизнью, а значит и своим будущим. Такими же, связанными с национализмом, и ущербными являются такие понятия, как его эгоистические и узко — «национальные ценности», «национальные интересы», «национальная безопасность», и др., которые его неизбежно ведут к крайнему проявлению ультранационализма с неизбежной верой в превосходство своей нации и с первостепенной важностью её насаждения.
Характерным нынешним примером подмены понятия нации, как народа служат США, в которых многонациональный народ сведён к однообразному феномену американской нации со всеми его ущербными проявлениями. Попытка же Америки транспортировать свою модель национализма в другие страны вообще приобретает уродливые ультра националистические формы, характерным современным примером чего является нарождающийся украинский неофашизм.
Фаши́зм (итал. fascismo от fascio «союз, пучок, связка, объединение») — обобщённое название крайне правых политических движений, идеологий и соответствующая им форма правления диктаторского типа, характерными признаками которых являются национализм (в широком понимании), культ личности, милитаризм, тоталитаризм.
В более узком историческом смысле под фашизмом понимается массовое политическое движение, существовавшее в Италии в 1920-е — начале 1940-х под руководством Б. Муссолини, а также франкизм, режим Нового государства в Португалии, венгерские, румынские, болгарские варианты фашизма и их производные, ультраправые политические движения в странах третьего мира. К фашизму нередко относят также немецкий национал-социализм.
Так и украинская неофашистская идеология в своем мифологическом ядре нацелена не столько на возрождение мнимой украинской нации, а скорее на её «сотворение заново». Эту неофашистскую концепцию она и позаимствовала у американцев, как западную по своей сути форму экстремизма, а также патологического отклонения в массовом и/или индивидуальном сознании.
Для неофашистской Украины характерным является усиление регулирующей роли строго унитарного националистического государства как в экономике, так и в идеологии: олигархизация госкапиталлов под их непосредственным управлением самим же государством и подчинением им всех общественных и социальных объединений, а также насильственные методы подавления инакомыслия, с обязательными элементами популизма, милитаризма, вождизма и обязательным декларированием опоры на широкие слои населения, не относящиеся к олигархии. При этом уже сейчас в Украине организованно проводиться дискредитация с последующей дискриминациией «чуждой москальской» российской нации. Способствующим фактором возникновения украинского неофашизма является наличие в стране экономического кризиса, который вполне естественно вызывает за собой кризис в социальной и политической области.
Украинский ультра национализм само собой милитаризировался, применяя массовые манифестации, массовые марши, бескомпромиссное одобрение и применение насилия в политических конфликтах для осуществления антиконституционного переворота в стране по захвату власти. Первичные антиолигархические пункты его требований, большей частью были преднамеренно сформулированы расплывчатым образом, и в ходе усвоения власти были попросту забыты. Поэтому его постепенное и планомерное превращение в неофашизм вообще нельзя описать, ни как «порыв к чему-то прогрессивному» или, тем более, ни как «социальную революцию», широко навязываемую пропагандой запада. Украинский неофашизм напротив специфически сориентирован на определенные «славные» периоды узко национальной истории, представленной в идеализированном виде и настойчиво с первых же своих дней проявляет решительную и бескомпромиссную волю к уничтожению своих политических противников, а также принципиально избранного единого русского народа.
20 декабря 2010 года Генеральная Ассамблея ООН приняла предложенную Россией резолюцию, которая призывает стран-членов организации бороться против прославления фашизма. США — единственная крупная держава, которая проголосовала против резолюции, которую поддержали и приняли 129 стран. И именно с американской подачи нынешняя Украина показала всему миру свой неофашистский оскал в сожженной Одесской Хатыни и охваченном карателями и палачами Донбассе.
Ущербный ультра национализм, культивируемый в Украине с момента распада СССР, пророс и дал свои ядовитые плоды, нарождающемуся украинскому неофашизму. Однако, что и строго американский эгоистический национализм, что и новоявленный украинский неофашизм обречены вместе с уже отжившей индустриальной эпохой на забвение и гибель в достаточно скорой исторической перспективе. И многонациональный народ Украины, а не отдельная «крутая» псевдо украинская нация определит её перспективу и будущее Европы, да и всего мира без ультранационализма и неофашизма.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.