Публикации «Правь, Британия, морями!» -урок Уильямов Питтов для Дэвида Кэмерона и пр…


«Видимо меня что-то одолело этим утром" – заявил английский премьер, не только перепутав накануне парламентских выборов – 7 мая название своей футбольной команды, но и не вспомнив авторов песни, ставшей гимном могущественной Британской колониальной империи.
Эта самая признанная патриотическая английская песня, была написана по поэме Джеймса Томсона и на музыку Томаса Арна в 1740 году. И написана именно, во времена и в честь того самого Уильяма Питта старшего, в чьим именем назван американский город Питтсбург. В этой грозной песне, как раз и говорится о том, что когда все страны и народы станут в очередь «к тиранскому падению», то англичане будут процветать «великими и свободными» на «страх и зависть их всех». Но не только сами слова, но и время написания песни предрекало великое колониальное владычество Британии, организованное этим самым Уильямом Питтом старшим. А вот не очень глубокое знание собственной истории и не позволяет нынешнему английскому премьеру ныне успешно спрогнозировать будущность мощных Британских «морских» перспектив. Поэтому «урок Питтов» был бы весьма полезным и не только «заблудшему этим утром» Дэвиду Кэмерону, но и, возможно, тем его властным преемникам, кто также и возможно придёт в парламент после 7 мая 2015 года.
Преднамеренно опуская достойную историю рождения Питтов старшего и младшего, а также Кэмерона, стоило бы всё-таки заметить, что все они являлись знатными потомками очень разных английских королевских кровей. При этом сам Дэвид Кэмерон утверждает, что является троюродным родственником самой русской царицы Екатерины II, хоть ныне их и разделяют девять поколений. А ещё, как-то совсем в диссонанс к этому, английский премьер настаивает на своём тринадцатиюродном родстве с американской телезвездой и моделью Ким Кардашьян. Наверное, и неплохо то, что во времена Питтов ещё не было: ни телезвёзд, ни топ-моделей. И может поэтому старший был примерным семьянином, а младший – семейным аскетом. Да и Питты, хоть и провели практически всю свою сознательную жизнь в английском парламенте, однако не голосовали, как Кэмерон за однополые браки и предоставление равных прав сексменьшинствам…
А сам смысл жизни для отца и сына Питтов, выражен их словами к потомкам: «Неужели народ, заставлявший трепетать весь мир, пал так низко… Если нам суждено погибнуть, пусть мы погибнем достойно!». Их жизнь до последнего вдоха была отдана их же Великой Британии. Совсем не случайно старшего из них назвали отцом-создателем колониальной могущественной Англии. Это именно он способствовал значительному расширению её колониальных владений. Младший же Питт, хоть и стал самым молодым 24-летним премьером за всю английскую историю, затем вершил её внешней торговлей, установив экономические связи с Китаем. Именно стратегическая способность Питтов к определению морского расположения Британии, как её превосходства, проистекающего от необходимости постоянных внешних морских контактов, а также установления крепких торговых связей, и определила Питтов, как знаменитостей в Британской истории.
И хоть сам Питт старший из-за врождённой скромности и по словам своего современника лорда Розбери «сумел окружить себя непроницаемым туманом таинственности, не обнаружив своих действительных помыслов ни словами, ни на бумаге», но он ещё при жизни успел получить титул графа Четэма именно за весьма успешный его внешнеполитический курс Англии. Он то сам практически не бывал за её пределами, но его по праву британцы считают основателем своей могучей империи. Для колониального расширения её владений он направлял армию и флот в Северную Америку, Вест-Индию, Ост-Индию и Африку и ещё при жизни Питт стал свидетелем отделения 13 вассальных Северо-Американских штатов. Англичане вполне справедливо его считали своим национальным героем, и именно за маниакальную страсть Питта к захватам. А ещё его коллеги-депутаты называли Питта величайшим оратором – своим «великим коммонером» в английской палате общин.
«У Англии есть неоспоримое право на море, вытекающее из договоров от Бога, и от природы», — пророчески провозглашал Уильям Питт старший.
Материковая Европа как тогда, так и сейчас, и в частности тогда Франция, а сейчас Германия были основными соперниками Англии в международных делах. Вот поэтому тот премьер и тот «министр, который не заботится об увеличении силы и богатства родины – враг соотечественников», проживающих как в Англии, так и за её пределами, говорил граф Четэм. Он был также ярым сторонником Северного блока – Англии, Пруссии и России, который считался приемлемым и Екатериной II. Сами Питты хоть и не были, как Кэмерон ей далёкими родственниками, но понимали, что партнёрские отношения с Россией (и сейчас тоже) – это гарантийный ключ к господству на море и к внешнему осевому доминированию.
А ещё, что характерно и сейчас тоже, они хорошо понимали, что «Америка может быть завоёвана в Германии» в том смысле, что английская помощь освобождению Германии основательно помогает их же полноправному контролю над самой Америкой. А вот заявленный тогда «более мягкий способ управления Америкой» и английская тактика без «томагавка и ножа для скальпирования» заявленная после провозглашения независимости США, весьма опрометчиво не был осознана Питтами в дальнейшей её необратимости и устойчивом характера уступчивости этого процесса. Как оказалось, весьма скоро «американское яйцо стало учить собственную английскую курицу».
Но вот в самом главном Питты всё-таки были и остаются правы. А вот Британия может и будет доминировать в мире, но только во внешнем (островном) кольце международных отношений, опоясанном морями и океанами. И любое её назойливое вмешательство в континентальную политику, а особенно соседнего с ней Евразийского континента обязательно станет для неё причиной забвения и утраты перспективы своего фунтового могущества.
«Каждому (всегда) своё» — это не только знаменитое изречение Цезарей, но и назидательный урок Питтов для нынешних английских политиков. Они снова и наступая на «старые грабли», попробовали вмешиваться во внутренние континентальные дела, пытаясь управлять Европой с помощью американского военного влияния. Конечно же, 860 американских военных баз, разбросанных англичанами по всему миру и в том числе на континентальной Евразии – это серьёзный фактор мирового силового влияния. Однако влияния – американского, с которым приходится основательно считаться и в том числе Британской метрополии. Вот так «вассалы» переросли своих «феодалов» и независимость США продлилась, несмотря на временные перспективы, отводимые ним Питтами. Но нельзя определённо сказать, что они совсем не правы, однако время к падению штатов пока не пришло, и оно во многом зависит, как от поведения самих штатов, так и от установления мирового равновесия во внутренней континентальной евразийской и во внешней англосакской морской осях.
Взаимные и усложнённые лишь американским вмешательством во внутренние европейские дела на Украине, англо-российские партнёрские отношения, как и во времена Питтов, способны ныне установить мировой паритет. Но сиюминутная и кажущаяся выгода в европейских делах, как и тогда подводит Англию к опасной черте совместного американского забвения. Да и поведение нынешнего английского премьера, низко склоняющего свою велосипедную фигуру перед своим американским президентом-колонистом, заставляет вспомнить о его туманном «утреннем одолении» и о его панической боязни крыс. Только вот заокеанские крысы, осевшие на «Туманном Альбионе» намного опаснее местных, которые ещё хоть как-то боятся настоящих короткошерстных своих котов-британцев. И хоть своих партийных пауков Дэвид Кэмерон научился грозно давить, как «этих тварей», а народу демонстрировать свою любовь, лишь целуясь с овцами, которые, так к слову единственные не способны защищаться от подобных волков, но впереди 7 мая и грызня за «английский премьерский трон» предстоит нешуточная. Похвально, конечно же, понимание нынешним английским премьером значения России и её «невмешательства» в финансовую игру, начатую торри, в которой английский фунт «подсиживает» американский доллар и тем самым восстанавливает былое колониальное валютное влияние Англии, но только на места его долларового массового мирового хождения. При этом важно, что сам Кэмерон выделяет Россию, говоря о том, что именно «это не позволяет России оставаться частью мировой финансовой системы», той прошлой долларовой системы. И вполне благоразумно добавляет, что «у кризиса между Россией и Западом нет военного решения, но есть экономическое; Россия и Запад нуждаются друг в друге».
Точнее Англия и Россия очень нуждаются в друг друге при их параллельном «имперском» создании внешней англосакской и внутренней континентальной евроазиатской осей равновесия. При этом, конечно и очень важно, держаться подальше от всякого рода крыс, всеядных и шустрых, а также уже приспособившихся грызть заокеанский кусок, однако и очень больно кусающих своих же партнёров.
Видимо не только это мешает Дэвиду Кэмерону «отправиться на пробежку и одновременно слушать музыку», а ещё исполнить детскую мечту «стать солдатом, водителем грузовика или фермером». Но правильно прокомментировали его желание его же избиратели, сообщив, что «возможно это будет вашей новой работой после выборов», если преподанный урок Питтов «Правь Британия морями!» не пойдёт ему на пользу.
Да и сам лорд Байрон ещё во времена Питтов и по поводу перспектив «хитрой» английской власти оставил эпитафию:
«Два слова «ложь» и «ложе» так похожи —
Об этом говорит судьба иных вельмож».

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.