Публикации По кому звонит Чернобыльский колокол…


«Финансовые средства, выделяемые западными партнерами Киева на реконструкцию защитных сооружений Чернобыльской АЭС, разворовывается украинским руководством в целях собственного обогащения, что может привести к экологической катастрофе», — сообщает РУПОР-инфо ссылаясь на материалы в украинском еженедельнике Зеркало недели».
Итак, 26 апреля, действительно исполнилось 30 лет со дня самой тяжелой в истории мировой атомной энергетики Чернобыльской аварии. Но и тем не менее сегодня упоминание об этом так и остаётся поводом для глубочайшего уныния. И как показал опыт особенно последних лет правления самозваной власти, западная поддержка мирового сообщества Украине «успешно» растаскивается по кабинетам и до самой станции едва доходит. Это наводит на мысль, что самозванцы сознательно «не справляются» с последствиями крупнейшей техногенной катастрофы XX века, чтобы и дальше «доить» сердобольный запад.
Достаточно откровенно об этом же сказал нынешний директор станции Игорь Грамоткин, когда на вопрос журналистки ТВ о том, что является причиной задержки работ? Он ответил, что виной всему «взрыв системы»…
«Это взорвалась система государственного управления Украины. Система, при которой мы больше не можем управлять такими высокими технологиями, как когда-то», — сказал знающий своё дело директор, который на станцию пришёл ещё молодым специалистом и который последние 10 лет её возглавляет, а потом добавил, что «страна разваливается и в самом деле сейчас взрывается вся система госуправления».
Но при этом очень сложными ядерными объектами управляют те кто, исходя из узко властных и «свидомых» жадных принципов, их же и недофинансируют, «обрезая и отжимая» даже полученное на устранение последствий аварии от мирового сообщества. Именно это бесконечное воровство, в первую очередь, и приводит к таким затяжным и к очень непредсказуемым последствиям.
«И сейчас меня очень сильно беспокоит происходящее в Украине. Иногда я задаюсь вопросом: имеем ли мы ныне вообще право эксплуатировать атомную энергетику? Представьте себе, я работаю директором станции десять лет, и за это время было 18 министров энергетики и исполняющих их обязанности. А сейчас вообще приходят абсолютно неподготовленные люди, не имеющие представления, чем они должны заниматься. Лишь в противовес сложившейся сегодня государственной кадровой политике, мне на ЧАЭС удалось сохранить работоспособный, грамотный и квалифицированный коллектив. Уверен, что успех реализации наших проектов как раз и основан на достаточном финансировании и на том, что сохранены именно лучшие традиции подготовки персонала», — поставил дагноз дирекотор и добавил, — «Украина не готова к этому ни технически, ни, самое главное, финансово»
. Складывается парадоксальная ситуация: реакторы заглушены, а что дальше с ними делать, не знают. У этого квази-государства нет никакого представления о будущем ЧАЭС. Фактически снятие станции с эксплуатации и дальнейшее её существование легло на плечи трудового коллектива, который как работал в условиях острого дефицита бюджетного финансирования, так и продолжает работать.
«Нам выделяют едва 50% от необходимого финансирования. Этого хватает только для выплаты заработной платы, оплаты электроэнергии и газа. Все остальное коллектив станции делает своими силами. Сегодня нам удалось разгрузить реакторы от ядерного топлива, выгрузить бассейны выдержки, полностью освободить от топлива третий энергоблок. В ближайший месяц мы освободим первый и второй энергоблоки от поврежденного ядерного топлива, которое было наработано в процессе эксплуатации. Фактически мы уже сняли статус ядерной установки с третьего энергоблока, в этом году снимем такой статус с первого и второго энергоблоков. Выведено из эксплуатации более 70% оборудования и систем. Можно было бы ускорить эту работу, но, к сожалению, мы находимся в очень сложных финансовых условиях. Нам не хватает средств, поскольку из надлежащей западной поддержки, к сожалению, доходит до цели совсем немного», — сожалел Грамоткин, явно переживая за своё «детище».
А для безопасности нужно построить новое защитное сооружение над четвертым разрушенным энергоблоком, «Арка» и это самый уникальный и тяжелый проект. Но самое сложное состояло в том, чтобы найти решение, которое бы позволило не обслуживать эти металлоконструкции на протяжении 100 лет эксплуатации «Арки».
«Согласно нашим планам, в ноябре 2016 г. мы должны надвинуть «Арку» на четвертый энергоблок. После надвигания «Арки» мы закончим второй этап преобразования «Укрытия» в экологически безопасную систему и перейдем к его третьему этапу — демонтажу нестабильных конструкций и извлечению топливосодержащих масс. Я глубоко убежден: на этом этапе должна быть создана такая же площадка международного финансового и технического сотрудничества, как и при сооружении «Арки». Это сверхсложная задача, с которой, уверен, ни одна страна в мире самостоятельно справиться не сможет. В этих проектах задействованы очень сложные управленческие и финансовые системы, в которых участвуют 28 государств-доноров, есть администратор Чернобыльского фонда — ЕБРР, группа управления проектами, состоящая из консультантов и персонала ЧАЭС, есть заказчик и вроде бы есть органы госуправления», — продолжает директор, не скрывая досады на них.
Ибо прежде всего эти «органы госуправления» усложнили «взаимопонимание с российскими отраслевыми институтами, включая Курчатовский институт, НИКИЭТ, ВНИПИЭТ, ибо это те флагманы, которые имели непосредственное отношение к ЧАЭС. На площадке ЧАЭС до недавнего времени активно и качественно работали компании, которые входят в состав Росатома, как, например, «Атомстройэкспорт» и немецкая NUKEM (также входит в состав Росатома).
«В прошлом году Порошенко приезжал 26 апреля на станцию, и спросил меня: «А наши российские коллеги здесь работают?». Я ответил, что, к сожалению, нет, они покинули нашу площадку, а он заорал в ответ, что… «это дело политиков…".
Но нужно понимать, что ядерная радиационная безопасность — это сфера деятельности, которая находится за пределами политических отношений. Россия и Украина переживают непростые времена, но уже сейчас нужно думать о том, какие взаимоотношения выстраивать в дальнейшем, и начать их воссоздавать из решения общей большой проблемы — последствий Чернобыльской аварии.
«Надо понимать, что в целом то, чего мы достигли сегодня, — это огромное достижение не только нашего коллектива, но и российского «Атомстройэкспорта» совместно с украинскими подрядчиками «Южтепломонтаж» и «Укрэнергомонтаж», которыми была выполнена стабилизация объекта «Укрытие». Поэтому я глубоко убежден, что наша площадка может быть использована в качестве базы для объектов альтернативной энергетики, в первую очередь, солнечных батарей. Потому что самое дорогое в солнечной энергетике — это аренда земли и необходимость подключения к сетям. И то и другое у нас есть! И я говорил нашим зарубежным партнерам: „Вы знаете, это дело моей жизни — перевести площадку в безопасное состояние. Даже если нам не будут платить зарплату, мы все равно доведем объект до ума“. Поэтому ребята у нас работают неслабо, я очень люблю свой коллектив, горжусь им. Две недели назад к нам приезжали специалисты из американской компании Bechtel проводить независимый аудит. На заключительном совещании, предоставив нам отчет о своей работе, они добавили: „Господин Грамоткин, мы разное видели, много где работали, но даже представить себе не могли, что в таких условиях можно так организовать работу. Мы просто потрясены“, — рассказал Грамоткин, тоже потрясая головой.
Было от чего потрясаться, ибо тот же аудит показал, что средства, направляемые западными донорами непосредственно на Чернобыль, под разными предлогами просто раскрадываются чиновниками и до самого Чернобыля едва доходят. К сожалению, все внимание украинской общественности приковано к политическим процессам, и никто не видит и не знает, какие серьезные и большие барыши извлекают «порошенки-яценюки-гройсманы» на Чернобыльской аварии.
«Я бы очень хотел, чтобы наши сограждане знали главное: поражение на Чернобыльской АЭС не закончилось пока некомпетентные самозванцы руководят отраслью и страной. Мы стоим в шаге от того момента, когда накроем четвертый энергоблок, но самый главный вывод — мы можем справляться с тяжелыми запроектными авариями, если не станем себя же и обкрадывать», — резюмировал директор Чернобыльской АЭС.
Для справки:
Среди пострадавших от аварии на ЧАЭС насчитывается почти 420 тысяч детей… а объемы помощи по данной программе в нынешнем году на 190 млн гривень стали меньше, чем в прошлом году.
Ну а украинское квази-государство продолжает погоню за европейской державой. Что только не делала страна для того, чтобы доказать европейцам, что она имеет право быть членом их сообщества: и биографическую люстрацию проводила, и всякие гей-марши на своей территории устраивала. Но толку от этого как не было, так и нет. Не хочет европейское сообщество видеть украинцев в своих кругах. При одной только мысли, что могут устроить украинские самозваные власти в атомной энергетике, у многих начинается нервный тик.
В подтверждение этому есть информация о том, что на заседании Бильдербергского клуба, которое состоялось на этих выходных в Дрездене, Украина упоминалась всего дважды. В первом случае о ней говорили как об одной из баз, где мировые коррупционеры хранят свои оффшорные «заначки» И тут же было принято решение взять Украину под контроль с целью изъятия этих незаконных сбережений. Повторно об украинском государстве вспомнили только лишь тогда, когда стали обсуждать вопросы, связанные с Российской Федерацией, в частности, при обсуждении войны на Донбассе. Тут также было принято решение о замораживании конфликта на неопределенный срок. Войну возобновят с новой силой в тот момент, когда ослабнет влияние Москвы. Об этом заявил лично Генри Киссинджер, со слов которого становится понятным, что страны мирового сообщества не собираются решать проблему донбасского конфликта, который хотят просто использовать против России.
Тоже и с Чернобылем — американцам легко подкупить политиков, однако может взбунтоваться народ, если ситуация загонит его в угол.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.