Публикации Утопия под названием «Высший антикоррупционный суд Украины»


А самом законопроекте о Высшем антикоррупционном суде есть множественное лукавство и самое важное из них – это Общественный совет из международных экспертов (ОСМЭ) . Ибо это «угроза для суверенитета». однако после угрозы дефолта вследствие прекращения сотрудничества с МВФ «угроза» была оставлена и парламент принял законопроект №7440 о Высшем антикоррупционном суде, которым обеспечено участие международных экспертов в процессе отбора судей в АСУ. А вопрос участия международных экспертов встал ребром после весьма печального опыта отбора нового состава Верховного суда, ибо «какой ужас!», тогда Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС), несмотря на негативные выводы Общественной комиссии добропорядочности, поназначал на должности судей, которые во времена Януковича («какие негодяи») судили исусиков-евромайдановцев, а новые из-за круговой поруки с Порошенко не могут избирать честных судей. Сама идея привлекать международных проходимцев с душком, ибо сами иностранцы будут назначать украинских судей и отклонять достойных кандидатов с антикоррупционным прошлым еще на первом этапе их отбора. И таким образом, Высшая квалификационная комиссия не имела бы возможность назначать, согласно Конституции, на должности антикоррупционных судей кандидатов с высоким гарантированным уровнем добропорядочности… и в законе формально ОСМЭ обладает правом вето в отборе кандидатов, что вызывает недоумения, ибо откуда проходимцам знать кто и какой?
А согласно этому квази-закону, кандидатов делегируют «исключительно на основании предложений международных организаций». Однако такая лихая формулировка слишком широка и глубока, а вот МВФ согласно ней не может влиять на подбор судей- не то, что ОБСЕ или Совет Европы, где значительное влияние на принятие решений имеет Россия. Ах вот оно что – значит США может через МВФ продавливать сам суд, а Россия весьма опосредованно через ОБСЕ и Совет Европы пугает своим влиянием самозванцев.
Однако ещё есть факторы, которые значительно усложняют текущую работу этого квази-органа и это отсутствие его организационной автономии, ибо ВККС будет устанавливать его регламент, а отдельного бюджета на финансирование ОСМЭ, а также создание секретариата для обеспечения его работы даже не предусмотрено.
Однако влияние ОСМЭ на процесс отбора абсолютизировано и его обязанность – рассмотреть все кандидатуры на должность судьи АСУ в ОСМЭ. Отсутствие решения по каждому кандидату является проблемой при его назначении на должность судьи. А вот
дальнейшая контрольная способность ОСМЭ весьма ослаблена, чтобы не нести ответственности за деятельность выбранного судьи. И насколько одиозные лица попадут суд покажет только время, ибо отстранение Общественного совета добропорядочности вызывает такие опасения.
Ибо вето накладывается, если по меньшей мере три эксперта высказываются против конкретной кандидатуры и за него проголосовали не менее половины членов Общественного совета международных экспертов. Но интересно, что и для преодоления того самого вето достаточно трех. То есть очевидно, что если три эксперта инициируют отклонение кандидата, то другие трое могут выступить „против“. Ну и формулировка „проголосовали“ или для выполнения условия достаточно лишь самого факта участия экспертов в голосовании, независимо от того, какой вариант они выбрали. То есть добропорядочного кандидата, прошедшего все проверки, они могут не утвердить. Поэтому такие значительные, почти ничем не ограниченные полномочия заграничных проходимцев в процессе отбора кандидатов являются риском, который может негативно сказаться на качественном составе нового весьма сомнительного антикоррупционного органа.
И больше всего возмущает общественность существование этих возможностей для манипуляций, ибо сам закон принимали в ситуации искусственно созданного цейтнота в четверг. А у квази-депутатов даже не было перед глазами полного текста и это явные возможности для злоупотреблений в будущем. Так в поправке апелляции в действующих антикоррупционных делах будут рассматриваться в судах общей юрисдикции, а не в АСУ и это индульгенция для всех коррупционеров, против которых уже возбуждены уголовные дела. И она появилась в финальной версии так как самозваная власть пытается выхолостить этот закон из-за элементарного страха быть рано или поздно наказанной этим судом.
Но никто не застрахован и от того, что те или иные судьи не будут „подкуплены“, или что на них не найдут других рычагов влияния от клики Порошенко. Да и сам по себе мнимый Антикоррупционный суд не решит всех проблем с коррупцией, которая в Украине уже давно требует комплексного решения. Но и сам процесс отбора судей в этот орган является первой базовой ступенькой, а её отдали на откуп заграничным проходимцам, чтобы сохранить заграничное влияние США и Запада на Украину.
«Высший Антикоррупционный суд начнет свою работу до конца 2018 года», — хвастливо пообещал США и Западу квази-президент Порошенко и, по его словам, которые приводит его же сайт, речь идет не только о создании условий для конкурса, а и о том, чтобы завершить конкурс, сформировать суд и запустить его.
Кроме того, он напомнил, что обратился к правительству, министерству финансов о выделении средств на создание этого суда. Порошенко не уверен, что инициативу о запуске работы суда поддержат политики, однако убежден, что этот шаг оценит США и Запад и МВФ выделит для дерибана долгожданный транш, чтобы уйти не с пустыми руками от власти.
Вот поэтому 7 июня Верховная Рада приняла во втором чтении и в целом президентский законопроект „О Высшем антикоррупционном суде“, а 11 июня квази-президент его подписал по-быстрому.
А украинский журналист Александр Дубинский на своей странице в социальной сети написал: «Если бы «американцы» пришли сюда с коррупцией бороться, то победили бы ее, не отходя от кассы в 2014 году. Все материалы для этого были у финансовой разведки США тогда, есть и сейчас. Только цели такой нет, потому никому сильная и процветающая Украина не нужна. Кроме нас. А нужна управляемая фасадная демократия, через руководителей которой можно реализовывать различные цели:— контролировать РФ с помощью санкций; контролировать наиболее интересные секторы экономики, типа аграрного и газодобычи;— иметь рычаг влияния на ЕС.
Вот для этого и нужен антикоррупционный суд. А не для того, чтобы за вас делать вашу (нашу) работу по очищению страны от лжецов и воров».
Ибо создание антикоррупционного суда — это последнее звено в создании Белым домом на Украине судебно-правоохранительной ветви власти, зависимой от США и независимой от нынешнего киевского режима. А на Украине уже существует Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) и Специальная антикоррупционная прокуратура (САП). И в Киеве ни для кого не секрет, что эти структуры подконтрольны США. И даже сами украинские СМИ писали, что деятельность НАБУ курирует заместитель главы дипломатической миссии США в Украине Джордж Кент. Бюро исполняет функции полиции, проводит оперативно-разыскную деятельность, силовой захват подозреваемых. САП, соответственно, должна проводить следственные мероприятия и поддерживать обвинение в суде. Для полноценной судебно-правоохранительной ветви власти, полностью зависимой от Запада, не хватает только судебного органа, который будет выносить приговоры и отправлять обвиняемых в места заключения.
В реальности это будет означать ограничение украинского суверенитета. Однако по факту Украина как держава уже потеряла свой суверенитет после государственного переворота 2014 года. А майданутый режим существует только благодаря поддержке США. Так что, конечно, ни о каком суверенитете Украины сейчас речи идти не может. Украинская республика сегодня — это истинный сателлит США.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.