Блог им. vyanko Валя ЯНКО ЗЕМЛЯ И ЛЮДИ Повесть о защите Украины от захватчиков


Особую благодарность выражаю моим родным, друзьям и соратникам, которые в течение всего времени захвата Украины были стойкими и мужественными ее защитниками.
Предисловие
Шел домой человек, зная, что у него есть свой дом и свой кусок земли… На этой земле с незапамятных времен жили его родители, деды и прадеды. Все они очень радовались, когда хлеб живо колосился на их поле, а в каждом том зернышке были их пот от тяжелой повседневной работы и удовлетворение от полученного урожая.
Шел себе человек лугом напрямик, ибо дома его ждали жена и дети. Он не видел их почти полгода, так как был на заработках в соседней стране и может еще не время было бы и ехать…
Но ему вдруг позвонила жена и сообщила, что очень что-то неладное происходит у них на селе. Ибо за две недели до того, в их село приехали какие-то «крутые парни» и начали рассказывать о том, что уже очень скоро выставят на продажу всю их землю. А еще, что за их дома дадут какую-то компенсацию «зелеными» деньгами, потому что нашелся на всё это заокеанский инвестор. Ну а тех, кто ещё к чему-то способен, наймут на работу. Всем же остальным предложат выехать: кому в Европу, а кому может и в саму Америку или Канаду, а тому, кто захочет – то и в Австралию или в Африку?!?
Сначала над этими рассказами селяне потешались, ибо узнали в тех «крутых комиках» — артистов из «95-квартала» — такой себе смешной телепередачи. Крестьяне в ответ даже сами стали шутить, ибо никак не могли понять, как это дед Панас — калека из их деревни будет прыгать по тем африканских пальмах, как обезьяна? Но потом селяне призадумались, ибо вспомнили, что именно их главного «комика» из «95 квартала» украинцы избрали ныне своим президентом… И тогда им стало как-то сразу не до смеха ..., но «комики» быстро уехали и всё улеглось.
А вот, когда через неделю вместе с теми «крутыми пацанами» приехали ещё и иностранцы, селяне забеспокоились всерьёз. Ибо то были не просто «гости» из Европы или из Азии, а самые настоящие американцы из далекой Калифорнии. Это о ней совсем недавно говорили в телевизоре и о том, что скоро ее затопит океан, так как она находится ниже его уровня. Да и климат на планете теплеет, а арктический лед в Гренландии очень быстро тает. К тому же, до крестьян долетели ещё и слухи из интернета о том, что ту чужую им Калифорнию может завалить пробудившийся вулкан и что пройдет у них землетрясение с разломами, уничтожив их вовсе.
Все бы может и ничего, ибо не впервые приезжали к ним в село иностранцы, если бы эти американцы не вели себя у них уже, как хозяева. А также те же «крутые комики», которые были в прошлый раз, теперь, как когда-то в древности, землемером и шагами чего-то не намеряли бы… Крестьянам как бы показалось, что как будто это тем «американским господам» намеряли их будущие участки???
В общем даже сложилось такое впечатление, что те незваные «гости» вовсе не замечали селян. Они не обращали внимания и на жену того самого шагающего лугом домой человека. Так, как будто её и вовсе не было на её же собственном дворе, когда они туда зашли. Заметили лишь иностранцы её детишек, когда те испуганные прибежали из школы. Они даже предложили им конфеты в ярких обертках, но дети отвернулись от них. Они никак не могли понять, что делают эти чужие и незнакомые люди в их родном дворе и на их огороде? Испуганными глазами детишки лишь наблюдали, как парень орудовал землемером, от чего они ещё плотнее прижимались к своей мамке. А она, несмотря на растерянность, все же смогла у старшего «крутого комика» спросить, что же это творится у нее на дворе? В ответ тот показал женщине какие-то бумаги, а потом уже вслух добавил, что это — и показал рукой вокруг, не совсем их с мужем земля. Ибо у него уже были скуплены не только их, но и все остальные паи её односельчан — вместе с их домами, усадьбами и огородами…
Было ли так на самом деле? Неизвестно, ибо никто в их селе, так и не смог возразить тому старшему «комику», а также растолковать крестьянам те его бумаги… А их сельский голова сам крутился, как уж, вокруг этих «крутых» и иностранцев. Он время от времени, то предлагал им холодной водички из колодца этой же женщины… То наливал горячего кофе из своего термоса… и сам лично водил их по сельским дворам. Но только туда, где были сейчас одни женщины, ибо почти все их мужчины кроме старых, калек и пьяниц отправились на заработки. Кто-то поближе в столицу, а кто-то и подальше — поехал за границу.
Человек шёл степью и вспоминал слова жены о том, что отчаянию крестьян не было предела. А старушка их соседка Мотря даже завопила на все село так, как если бы кто-то умер. И все его селяне со страхом смотрели на тот землемер, которым резво орудовал «крутой» верзила, намеряя их же землю для этих чужаков-иностранцев. А они вместе с головой села уже спешили в соседний двор, показывая водителю с мерседеса, чтобы двигался за ними, который в ответ лишь складывал свои пальцы бубликом и рявкал их диковатое «Окей».
Между тем среди всех селян, кого посетили незваные «гости», лишь только дед-инвалид Панас — сосед того человека, шагающего по степи, в свой двор этих «крутых» с землемером и американцев, так и не пустил. Он гневно пригрозил им своей кривой палкой, чтобы те и не думали, что он с ними шутит. А еще в подтверждение гневного намерения дед спустил своего злющего пса, который рыл землю под калиткой и рвался «угостить» своими зубами непрошеных «гостей». Завидев это, их сельский председатель начал было угрожать деду Панасу полицией и даже арестом за неподчинение власти. Но дед стоял на своем, а также не открыл калитку, и американцы вместе со всеми «крутыми» ушли, а председатель лишь только зря и дальше махал руками.
Американцы весьма были удивлены этим дедом, ибо они никак не ожидали встретить такой отпор со стороны калеки. Они-то вообще считали, что делали для него и для всех крестьян нечто «очень хорошее» тем, что уже сейчас обещали свои американские зеленые деньги в залог за их землю и даже за их сельские домики, которые затем они бы сравняли с их же землей. При этом американцы открыто показывали селянам, как они собираются наладить здесь свое высокопроизводительное «индустриальное» сельскохозяйственное производство. И всех желающих — здоровых и способных они уже сейчас предварительно собирались нанять на работу.
«Как в древности, батраками», — сообразили крестьяне — «а вот калек, как дед Панас и других старых и никчемных — они были готовы немедленно отселить… вон – ну даже в ту самую Африку??? Чтобы те калеки и старики больше никогда не посягали на свои земли, и чтобы не доставали новых хозяев своим присутствием, а также не мозолили им глаза и еще, чтобы никогда не приезжали, даже раз в год на поминки».
Хоть и зрели у крестьян сомнения и нарастал их гнев, но что из того? Без их мужиков настоящего массового возмущения тому дерзкому иностранному «нашествию» никак не получалось. И лишь тогда селянки завопили вовсю, когда этот «крутой» верзила и сельский голова начали по просьбе американцев тем самым землемером измерять сельское кладбище. Его они тоже собирались разровнять и запахать. И это уже был настоящий ужас и край, от которых селяне основательно всполошились и стали давить на их «будущих американских и этих «крутых хозяев», что те под их напором срочно ретировались и уехали.
Но следом по деревне, как крысы, поползли слухи, будто бы недаром-таки они приезжали. И не потому ли их комика-президента позвал американский шоу-президент? Тот вроде бы знал о том, что некогда в США предыдущим украинским президентом была состряпана некая тайная сделка о продаже их украинской земли жителям Калифорнии. Но он, так и «не смог» снять мораторий и документально оформить эту продажу земли в парламенте, либо через конституционный суд «признать» его запрет недействительным, поскольку составил и подписал личное соглашение об этом с госпожой Клинтон, а не с нынешним американским президентом. Так вот теперь, когда большинство депутатов в новоизбранном парламенте стали ручными этого «комика-президента», а его самого ради этой сделки и продвинули американцы к высшей власти, эта хищная распродажа земли уже должна была начаться до конца этого года.
Но обо всем этом крестьянам рассказали уже совсем другие и с виду более приличные люди, которые вслед за «крутыми» и иностранцами приехали в их деревню. Они не агитировали крестьян за какую-то партию, а говорили им все, как есть и как может быть, а ещё предлагали поддержать их Комитет защиты украинской земли. И крестьянам в их объяснении было почти всё понятно, да и в душе они были за этих людей и их комитет. Но как ни старались селяне, прислушиваясь к их словам, вероятность того, что беда может скоро случиться их всех очень пугала, ибо сил противостоять этому в селе не было.
А их сельский голова, который во все времена был подхалимом, никак их не защищал. Он лишь успокаивал селян тем, что всё это лишь далёкие намерения и ни у кого силой вроде бы ничего отбирать не станут. Но делал это совсем не зря, потому как само его услужливое поведение и поведение самих американцев, которые уже открыто из Украины делали свою будущую колонию, хорошо ними оплачивалось. И у их сельского головы сразу после отъезда тех чужаков появился новенький Форд прямо из салона. А его рыжая супруга уже красовалась на селе в новых импортных платьях и насмехалась над глупыми крестьянками. Не уж-то им не захотелось угостить иностранцев и получить задаток «зелеными» деньгами? Так может, и они приобрели бы себе обновки и получили бы их американские подарки. Противно селянам было и от того, что совсем не трудно было догадаться, кто их с головой продал и за что?
Но опять же, ко всеобщему сожалению, мужиков в селе практически не осталось и собирались они, как правило, только на новый год и весной, когда была большая работа в поле. А еще также осенью рыли картошку или собирали урожай на поле и в огороде. Но и это ныне не стало на селе таким уж неотложным делом. Потому как зерно и другие культуры, а также овощи и фрукты, которые они всегда выращивали, перестали быть прибыльными и очень упали в цене. Вот поэтому непосредственно с самим огородом возле дома вместе с детьми, хоть и трудно, но могли справиться сами их жены. Так же и их обрабатываемые земли, были ныне отданы под паи и уже перезаложены в банки новыми их хозяевами. Вот и получалось так, что не зря показывал тот самый «крутой комик» бумаги, потому, как наверняка он и хорошо знал, что почти вся земля крестьян уже под залогом. И остался лишь один значительный шаг, чтобы ее совсем забрать за долги и продать этим иностранным захватчикам…
«Однако так грустно и плохо было в селе не всегда», — шагал и вспоминал их разговор с женой, мужчина, потому что их село еще в советское время было очень богатым, а их черноземы содержали почти всех, кроме ленивых, в полном достатке, когда их колхоз был миллионером.
«Как, тогда было хорошо, когда мужьям не надо было никуда ехать на заработки и терпеть издевательства всяких там «панов» и «господ», — думала его жена и о том, что на востоке её мужу, еще можно было как-то терпеть, потому как жили там ее родственники.
Это они его устроили на стройку разнорабочим и следили за тем, чтобы его там не обманули. Ибо разное случалось с их земляками и иными людьми, не только из Украины. А вот когда-то даже трудно было бы себе это представить, как менялись люди, которые были из одной деревни, когда пересекали границу другой страны. Они уже не хотели делиться и каждый был, там сам по себе. И только молодежь, ещё более или менее держалась кучкой. А мужики были принципиально и чаще всего там одинокими.
Вот и ее муж, тоже не лез никому «в друзья» и не слишком старался помочь другому, потому что каждый зарабатывал там только свои деньги. Затем прятали их в дороге так, как и свои мысли там, потому что именно из-за них можно было поиметь большие неприятности и потерять работу, которая кормила их семьи. А вот тех бедолаг, кто не держал язык за зубами, гнали и не брали на работу другие хозяева. Это очень хорошо знал её муж и поэтому тоже был сам по себе, хоть немного и дружил с Иваном с их соседнего села, который уже доработал и собирался насовсем уехать домой.
И у него в селе тоже побывали те же непрошеные «гости». Но их сельский голова вел себя совсем по-иному и не дал «крутым пацанам» мерять их землю. А вдогонку он вообще попросил американцев больше не показываться и в этом его поддержало всё село. Однако и там нашёлся один проходимец и лентяй. Он-то и пообещал продать свою землю и дом, взяв задаток «зелеными» при условии, что те американцы отправят его с семьей в их Соединенные Штаты. «Гости» тоже очень обрадовались «иуде» и похлопали своего будущего «ковбоя» по плечу, а потом дали глотнуть ему настоящие «виски». Но даже селяне уже знали, что те «виски» очень вонючие и слабее на градусы, а также гораздо хуже, чем последний сельский самогон. Однако те же «крутые» не иначе, как новым главой села звали этого бедолагу, потому что настоящий глава «не оправдал их доверия» и не услышал советы настоящих американских «хозяев» его «будущей жизни» на их украинской земле…
И было тому человеку, что возвращался домой, очень жаль, что о тех людях из Комитета, которые воплощали свой план защиты украинской земли, он только узнал…
… Но вот уже показался его дом и огород, а еще он разглядел во дворе своих детей. И на его мужские глаза навернулись слезы, потому что в его сумке лежали подарки, а в скрытом тайном кармане заработанные им деньги…
… Пройдя через город он оказался у себя во дворе… Какой там сразу поднялся радостный крик? Ибо всем очень хотелось первыми его обнять и поцеловать.
— Я дома, — на-пол радостно и на-пол грустно сказал он.
— Ты дома, — так же ответила ему жена и вместе с детишками она повела его в дом, так как тем очень не терпелось получить от отца подарки.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.