Блог им. vyanko Повесть "Земля и люди" Глава 4 Спасибо, добрые люди, потому что без вас никак. (часть2)


Сообразив, те недовольные, что стояли на улице, увидев, что начальника вынесли из административного строения, тут же пригнали из их же хозяйственного двора мусорный контейнер. В него же его сходу и закинули вниз головой .
«Повезло», — едва успел подумать начальник, потому что мусора в контейнере почти не было и это были: их помойка и их контейнер, и он сам каждый день заботился, чтобы его вовремя опорожняли.
Так сложилось, что начальник вроде готовился и знал, что придется вот так и с такими странными «почестями», побывать в нем, но никак он не ожидал, что придётся проехаться в том самом мусорном контейнере по его родному городу. При этом полицаи, которые дежурили у его здания, а затем и те, что встречались по дороге, лишь отходили в сторону и ехидно улыбались. Они не вмешивались, хотя он и взывал к ним, а потом и умолял позвонить их областному начальнику. Однако подобное в те времена всех этих майданутых беспорядков уже достаточно нередко случалось на Волыни. Вот поэтому и было особое указание из Киева не вмешиваться, чтобы сохранить жизнь тому самому «уважаемому лицу» — начальнику кадастра, который и сидел в мусорном контейнере.
А еще — это был уже просто ужас, когда его заставили выглядывать с этого мусорного контейнера, как затравленного зверя. Но так, чтобы все прохожие видели, что именно его — начальника кадастра позорно везли по улице. А иначе угрожали набить и расквасить его рожу, но то был общий стыд, а то его разбитое лицо…
Вот так, выглядывая с позором из контейнера, начальник сообразил, что его тянут на площадь к областной администрации. Ну а там в окна выглядывали всё те же рожи и радовались, что это не их толпа затолкала в контейнере. А когда его остановили у самой лестницы, то кто-то предложил даже занести его в здание. Но массивные дубовые двери в госадминистрации были заранее закрыты, ибо от ДПС получили срочное сообщение, что едет по городу позорная процессия в их сопровождении. И эти областные держиморды даже выставили полицейский кордон, который стоял наготове в стороне, ибо не очень представлял, как быть с этими дюжими сельскими мужиками и как себя с ними вести? Ибо в страну вроде опять пришла оттепель, и никто не знал, чем она может для всех обернуться. А в тех областях, где уже побывал «ЗЕ-презик», как его за глаза называла его же «ЗЕ-ндер-команда», людей выбрасывали с должностей по его собственному желанию и пока это не коснулось кого-то лично, то и неистовствовали все остальные вокруг, надеясь, что их не коснётся.
Между тем бабы у контейнера еще немного покричали, а далее даже попытались заплевать ему глаза и морду, но начальник кадастра вовремя укрылся на дно контейнера и закрыл лицо руками. Ну а уже совсем напоследок из соседних домов принесли мусор и полностью им завалили его в контейнере.
-В следующий раз вместе с контейнером утопим в реке, если не отменишь все свои распределения участков у дороги и у нашего озера, — услышал он громкий мужской голос и сразу же поверил, что так оно и произойдет, — а также, если не подпишешь распределение земельных участков всем желающим местным жителям.
Трудно сказать, сколько бы начальник просидел ещё в том день контейнере заваленный мусором? Но, как только толпа отошла на достаточное расстояние, его отрыли полицейские в новеньких черненьких формах и белых перчатках, а затем вытащили со дна контейнера…
Как он дальше добрался домой, он почти не помнил, потому что грязный не шёл, а бежал по родной улице родного города, как во сне. Его на патрульном автомобиле сопровождали всё те же полицаи, вроде, как вора. Они даже предлагали его подвезти, но он жил в центре и совсем рядом.
Грязным он упал на пол, едва только зашел в свою квартиру. Уже потом, его раздевали жена и дети… Они говорили, а он не слышал и не ведал, потому что провалился в ночь. Потом в себя его привели врачи из скорой помощи, которых вызвала его жена. Она всё время была рядом, пряча свои горькие слёзы.
-Вань, Ваня, а я тебе говорила, это живая земля людей и она тебе не принадлежит, и тебе она не простится, — увещевала жена, но, когда увидела, что ему стало лучше, то вышла, пряча слёзы, из комнаты. Детей тоже не было слышно, хотя и было у них их трое, малый малому меньше, потому как женился он очень поздно. А в квартире стояла такая тишина, вроде умер кто-то ..., и это действительно мог бы быть он — начальник облдержкадастра…
— Почти не умер, — сказал седой человек, который сидел за столом напротив председателя Комитета защиты земли Украины. И именно он обо всем этом и о себе искренне и наедине рассказал главе, поскольку более в комнате никого не было. Ему было стыдно и понятно, что после того случая от начальника госкадастра все отшатнулись, как от чумного. Даже его родственники…
И только с женой они тогда просидели на кухне почти до самого утра. А после он встал и еще раз отмылся от всей той грязи, а потом оделся в чистенькое, как на праздник или… на похороны. Затем поцеловал женщину и впервые пошел на работу пешком, не вызывая служебный автомобиль. И может впервые он не прятал глаза от всех прохожих: знакомых и незнакомых. Одни с удивлением смотрели на него, а другие заглядывались его открытым глазам. А он шагал в тот свой кабинет со сломанной дверью и может впервые за всю жизнь почувствовал, что именно сейчас он сделает самое доброе дело для тех людей.
Внимательно слушал глава Комитета и не перебивал приехавшего в нему человека, потому что сам чувствовал что-то очень знакомое. Так когда-то он сам снова рождался и уже в зрелом возрасте сам ушел из высокой должности в общественную людскую жизнь. Он спокойно ждал пока этот измучившийся человек переведёт дух и дорасскажет свой рассказ, а свою жизнь приведет к началу, как когда-то он сам…
— Ту прессованную дверь в мой кабинет уже починили, и секретарша спрятала глаза, когда со мной поздоровалась, — возобновил рассказ мужчина и добавил, что это она дала ему новый ключ от двери, а перед этим в кабинете навела порядок.
Начальник кадастра с улыбкой посмотрел на стол, на котором его «распинали» и его настроение даже приподнялось. Ибо еще вчера испугался, а сегодня он уже не держался за это кресло, в которое ныне даже не хотел садиться. Он поэтому присел рядом у приставного столика и попросил секретаршу принести ему все неподписанные кадастровые решения всех людей, которые ранее обращались к ним в учреждение. А также донести те решения, которые были уже подписаны им на подставных людей, список которых привозил ещё тот предыдущий представитель теперь уже экс президента-хапуги «Благо, что их уже готовыми тогда не отдали», — подумал начальник и попросил секретаршу его никому не беспокоить и снова закрыл на ключ дверь. Ныне с той стороны он не ожидал людского нашествия, а и наоборот ныне могла прийти совсем другая — античеловеческая свора. Вот поэтому он и спешил, рассматривая документы, которые принесла секретарша.
Прежде всего начальник кадастра решительно и с особым удовольствием порвал не только все те решения, но и все документы, которые прикладывались на подставных лиц «для экс-президента». А потом он начал подписывать те из них, которые касались тех приоритетных земель, от которых он должен был убедить их законных владельцев отказаться. Затем он подписал и все другие решения, не обращая внимания на то, что в кабинете настойчиво звонил его служебный телефон и прыгал столе его мобильный. Он также слышал, как его секретарша «держит оборону», не пуская никого и все время отвечая по телефону, что он занят.
-Вот, что я ещё сделал, — в добавок сказал гость председателю Комитета, — это написал заявление о своем освобождении от должности и, взяв с собой подписанные бумаги, я пошел к своему служебному автомобилю, на котором до самой ночи сам развозил все те решения, которые касаются земли, а потом все касающиеся других участков и все это время извинялся перед людьми.
-Меня узнавали и были очень удивлены, потому что ожидали другого — рассказывал теперь уже бывший начальник кадастра, добавляя, — я тоже узнавал всех, кто вернул мне жизнь и меня самого.
— Ну а какими стали последствия, — осторожно спросил председатель Комитета и подсунул гостю воды, которую тот лишь пригубил, — потому как вы здесь, то они скорее всего уже наступили?
— Семью я отвез в Канев, к сестре жены, сейчас лето и дети вернутся домой, или там пойдут в школу, — ответил гость, — а я сейчас в розыске, потому что уничтожил такие «важные государственные документы» для этой уже новой, но не менее, а то и более жадной ЗЕ-власти. И вот теперь в Украине я почти на конспиративном положении, ибо ЗЕ-презиктивный посланец очень злился и обещал меня уничтожить. Но больше всего, чего бы мне очень не хотелось — это утопиться в том мусорном контейнере в нашей речке, хоть она и неглубокая, но стыда… я уже натерпелся…
Председатель Комитета встал и подошел к гостю, обнял за плечи, а потом крепко пожал ему руку.
— Раз мы уже вместе, то очень скоро и в нашей стране все будет хорошо, — уверенно сказал он и сам повел гостя, чтобы его устроить и накормить, а по дороге показал ему письмо жительницы села Свитязь с Волыни.
— «Мы хотим, чтобы земля принадлежала нам, нашим детям, нашим внукам! Спасибо Вам, Иван Карпович, потому что без Вас уже никак!», — написала женщина бывшему главе госкадастра.
— Спасибо, Иван Карпович — добавил и председатель Комитета защиты земли Украины.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.