Блог им. vyanko Глава 10 Позорная власть.


В холле гостиницы «Украина» председателя Комитета ожидал его давний знакомый . Они когда-то вместе только в разном качестве принимали участие в одной предвыборной кампании за высший пост в их государстве. С того далекого времени они: то пересекались на родине его знакомого, то виделись в столице. Однако они всегда находили темы для разговора и стремились к общему, но шли к тому каждый своим путём.
Вот и теперь глава создал Комитет защиты земли Украины, а его знакомый развил и возглавил правовую деятельность относительно признания государственного переворота в Украине, который состоялся в 2014 году. Однако вместе они стремились к тому, чтобы помочь недовольным гражданам и защитить их от этой позорной квази-власти страны, которая как нашествие пришла на их землю. Знакомый главы был признанным в государстве юристом и поэтому именно в суде стремился доказать то, что в стране произошел государственный антиконституционный переворот. А сам глава Комитета собирался защищать украинскую землю от продажи, ради чего был даже готов пойти в поход на Киев, чтобы уже этих самозванцев отстранить от управления государством. Вместе же они – друзья и соратники очень хотели вернуть в Украину законную власть, которая бы заботилась о всех своих людях, а не только называла бы себя «слугой народа», а на самом деле заботилась бы только о себе и захотела бы продать последнее людское добро – украинскую землю.
Вот они и встретились, крепко поздоровались, потому как в этот раз действительно весьма давно не виделись. А затем сели друг напротив друга за стеклянным столиком прямо в холле гостиницы. И, не теряя общего времени, глава положил перед своим товарищем текст Манифеста его Комитета с названием «Позорная власть» и подождал, пока его товарищ пробежит этот текст глазами.
— Пришло время — собрать все наши разрозненные усилия, — добавил к написанному в тексте глава и автор указанного манифеста, — потому как в одиночку докатимся до того, что и земля станет нам чужой, да и люди пойдут по миру.
— Не пойдут, потому что этого нельзя допустить, — ответил знакомый главы, — ибо даже моя жена — человек очень далекий от политики, мне сегодня утром сказала: «Ребята, так делайте уже что-то, ибо так уже больше не может быть!» Она — мать и хранительница добра — поняла, что уже край и на том краю прежде всего жизнь простых людей, которых притесняют и убивают эти негодяи и хапуги, а не их слуги.
— Так оно так, однако обычным способом их внеочередного переизбрания — этого не достичь, потому как они надеются «нацарюваты» побольше денег у американцев, продав нашу землю, а затем сбежать. Они и большую вражду сеют в стране только ради того, чтобы не до них было, — поддержал своего товарища глава, а затем спросил о Манифесте, на что тот еще раз внимательно его просмотрел.
— Всё очень серьёзно и надо очень тщательно готовиться, потому как, действительно — очень трудно поднять людей, но еще труднее их защитить, ибо в стране, где бушует война — оружия у людей очень много и особенно в контексте этих весьма шустрых негодяев, которые ныне при власти. А уж коли они собрались быстро продать последнее, что осталось – украинскую землю, то и не особо будут церемониться, а станут огрызаться и стрелять в беззащитных людей, — как бы сам себя предупреждал товарищ председателя Комитета.
— Ка бы я этого не понимал ..., то может и сам полез бы в этот ад. Но, если хотя бы один человек получит увечья, то всего этого не стоит делать, ибо одна спасенная душа всего мира стоит, а на крови добра не построишь. Вот поэтому и встретились мы, чтобы вместе найти тот единственный путь и защитить себя и людей от этого — самого крайнего ограбления, а также от окончательного захвата чужаками нашего государства, — подытожил глава Комитета и подал руку своему товарищу, посмотрев прямо в глаза.
А тот, крепко пожав руку, тоже заглянул главе в глаза, зная, что в них не спрячешься и что они – это зеркало души и намерений.
— У меня в Комитете, — продолжил говорить глава, — собрались разные люди и прежде, чем показать тебе, я дал им прочитать свой манифест, а уже после этого окончательно составил собственное мнение о нём, ибо я тоже иногда ошибаюсь? Но и ты держи, ибо это мой доклад, который наконец-то составил. Но в нынешних и остаточных условиях подавления человеческой активности я пока не стал в Манифест включать откровенные призывы, чтобы не подставлять участников предстоящего съезда. Их и так долго держали, да может и ещё держат на особом внимании, но уже, а может пока не трогают. Ибо сами жандармы пока тоже не знают, что делать с этим хапугой-президентом, который уже получил задатки под нашу землю и теперь уже он сам не уверен, что долго продержится на своём посту. А замена ему уже есть у самих же жандармов и осталось только получить приказ от новых «хозяев земли», а также найти удачный момент для такой рокировки.
— Да и я не слепой, потому как весь Киев облепленный молодыми да ранними — жадными образами, что недавно прокрались во власть на весьма сомнительных внеочередных парламентских выборах. Но уже даже эта — хапучая власть сильно шатается и ее можно было бы столкнуть… Но без народа и его защиты собственной земли никак не обойтись, так как они одних негодяев поменяли на еще худших. Кстати вся современная история Украины это демонстрирует и последующие гораздо хуже своих предшественников — выразил свои наблюдения и мысли собеседник главы, а затем добавил, что было бы весьма желательно именно в украинском суде доказать, что вся эта власть незаконна, а также то, что в стране действительно состоялся антигосударственный переворот, который и привел тех и этих самозванцев к власти, и чем тогда будет отличаться попытки их преемников, если они тоже придут к власти майданным путём?
Однако прежде чем ответить, председатель ещё раз посмотрел на своего давнего знакомого, а теперь и соратника, поняв, что их объединяет общее стремление избавиться от тех и этих властных преступников, но для этого нужно не только выбрать общий путь, но и понять, как всё это удачно сделать. Глава не исключал и жестких, но не жестоких силовых методов, по наведению порядка в государстве.
— Важно найти тот единственный путь, который бы опять не порождал вражду между востоком и западом. Ибо всегда сила действия равна силе противодействия. И то, что происходит сейчас, тому точное подтверждение. Противодействие «слугам» уже зарождается, потому как теряется надежда и терпение от того безудержного давления, которое оказывают своей поспешностью эти слуги-хапуги. Вот и последние новости пестрят тем, что народ сильно надеялся на то, что появится наконец-то его защитник и найдет путь, чтобы удачно всё сделать. Но надежды уже рушатся и тот, кто выбирал, теперь готов распять этого смешного хлопчика вместе с его квартальной командой. Вот поэтому очень важно быть готовым к защите земли и людей, — поделился соображениями председатель.
— Я готов, потому и жене ответил то же самое, — улыбнулся товарищ и соратник, а потом спросил у главы — как семья, дети, потому как слышал, что тебя тоже ищут и даже попробовали закрыть?
— Было и такое, ибо посидел в их кутузке 100 дней, но потом, видимо, передумали и выпустили. Вот эти самые люди, что сейчас со мной в Комитете и вытащили меня из-за решетки, — ответил председатель и предупредил, — ты сам тоже будь осторожен, ибо могут похитить, потому как для них нет человека — нет проблемы, такое очень избитое средство, а ты ведь ходишь по судам открыто.
— Берегусь — вот и к тебе на встречу вместе с сыном приехал, а у него уже есть определенный следственный опыт и он сразу увидит, если отцу что-то будет угрожать, — сказал соратник главы и помахал сыну рукой, а тот ответил.
Кивнул ему и глава, потому как раньше они не были знакомы и он действительно не обратил внимания на молодого мужчину, который охранял своего отца, сидя за соседским столиком.
— Что-то это мне очень напоминает давние события, когда поднимал народ Кармелюк и сам пришёл к господам, чтобы те убирались, — пошутил председатель, — но ведь события очень похожи.
— Только господ среди этих хищных слуг я не вижу, потому как они, как воры и все время оглядываются, а ещё потому что кошмары им не только ночью снятся, а и днём пестрят, — согласился соратник, а потом уже более-менее серьезно рассказал о судах, потому как у него все готово и ему уже отказали все силовые и судебные учреждения в Украине и поэтому теперь он готовит вместе с сыном иск за границу, в Совет Европы, чтобы там его иск рассматривать и скоро туда надо будет ехать вместе с сыном.
— Здесь они иск тоже получат, поэтому вам с сыном надо остеречься и своих сторонников защитить, потому как их с каждым днем будет становиться все больше и больше, — посоветовал глава, — и вы уже, как и я, почти на нелегальном положении, поэтому поберегись от всяких иуд.
— Да, таких уже тоже хватает, но и достаточно порядочных и верных людей, — ответил соратник.
— Точно, ибо в это трудно поверить, но даже в тех сучьих условиях, да и сейчас мой близкий друг и соратник печатал и печатает газету прямо противоположного этим самозванцам направления. И она строго распространяется по подписке по всей стране, ибо у него автоматически пролонгировался договор с почтой, а люди, которые получают газету его не предали. Он настоящий и крепкий наш товарищ, в него в окно нацики даже стреляли, так как живёт он на первом этаже, но не попали. Вы, кажется мне, знакомы? — спросил собеседника глава и добавил, что зовут его Алексой.
— О газете знаю и удивительно, ибо сам ее получаю и автоматически подписал её в этом году тоже. Но и о самом ее редакторе не только слышал — мы с ним встречались, когда он вёл своего претендента в президенты, но того человека уже нет…, а вот Алекса действует — порадовался собеседник главы за него и сказал, что будет рад снова с ним встретиться.
— Но ещё раз будь осторожен, потому что пока ты не в углу и из него есть запасной выход, то можно сохраниться, а вот, если открыто выступишь в суде, то тут же подпишешь себе тюрьму, — ещё раз предупредил глава своего товарища.
— Но ты сам говорил, что народ должен знать своего настоящего защитника, а нормальные люди есть: и в их службе (не) безопасности, они меня они предупреждают, где я не должен появляться; и на границе, для меня они тоже готовы создать «окно», а оно мне может пригодиться, — успокоил председателя соратник, — но и ты обязательно воспользуйся, когда поймешь, что уже жандармы на хвосте.
— Меня тоже предупреждают, может и те же, а может другие, да и в правоохранительных органах остались «наши люди». Хоть тех же пограничников возьми, уже бы давно ушли со службы, но люди их просят, чтобы остались, потому как помогали и помогают пересекать границу многим недовольным этим незаконным режимом в Киеве. Есть такие люди повсюду, но и наоборот проявляются подонки, способные сдать активистов на произвол и издевательства жандармов, — предупредил глава, потому что сам испытал на себе все эти «приветы» от незаконной власти.
— Не надо о грустном, потому как очень скоро всё изменится, потому что земля наша СВЯТАЯ и долго эту гниль, терпеть не станет, а из перегноя очень хорошее удобрение случается и зашумит, и расцветёт пышным цветом наша, Украина! – при этих словах поднялись товарищи вместе, ибо дольше определенного сыном времени находиться его отцу в публичных местах было опасно.
Соратники тепло попрощались и договорились о постоянных контактах, а также о том, что Манифест будет в материалах следующего съезда.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.